Начало»  История»  Коллекции»  Выставки»  Портретная галерея»  ВНИИМ в годы Великой Отечественной войны»  Публикации»  Презентации»  175-летие со дня рождения Д.И.Менделеева»  Д.И.Менделеев. Заветные мысли»  Информация и контакты»  ВНИИМ» 
 В.Е.Карташевская. Эпизоды блокады, эпизоды войны

КАРТАШЕВСКАЯ Вера Евгеньевна. Кандидат технических наук, специалист в области световых измерений, лауреат Государственной премии.

В.Е.Карташевская родилась 10.10.1912 г. в Петербурге. Выпускница Ленинградского электротехнического института им. Ульянова (Ленина) (1937). В 1931 г. поступила на работу во ВНИИМ, совмещая занятия в вузе. После окончания института работала младшим научным сотрудником фотометрической лаборатории.

В годы Великой Отечественной войны работала на окопах под Ленинградом, а зимой 1941-1942 гг. на метеостанции ВНИИМ и в штабе МПВО. В августе 1942 г. была эвакуирована от ВНИИМа в Томский государственный институт мер и измерительных приборов (ГИМИП), в 1943 г. была переведена в Свердловский филиал ВНИИМ. В мае 1944 г. вернулась в Ленинград и возобновила работу в фотометрической лаборатории.

В апреле 1947 г. защитила диссертацию на соискание ученой степени кандидата технических наук и была утверждена в должности старшего научного сотрудника лаборатории. Руководитель фотометрической лаборатории (1957-1971), затем старший научный сотрудник (до 1982 г.). Являлась основным исполнителем всех работ по обеспечению единства измерений фотометрических величин. За участие в работе по созданию и внедрению государственного светового эталона единицы кандела удостоена Государственной премии (1948).

Автор около 30 научных работ.

Награждена орденом "Знак Почета" и многими медалями.


22 июня 1941 г. профессор П.М.Тиходеев приехал в институт для начальной подготовки и согласования с дирекцией вопросов эвакуации. План эвакуации института и его лабораторий уже существовал, в фотометрической лаборатории имелись эскизы всех ящиков для отправки основного оборудования.

23 июня рабочий день в институте начался с митинга у подъезда Главного здания (теперь здание государственных эталонов СССР). Добровольцы ВНИИМа прямо с митинга ушли на призывные пункты.

С 23 июня начался демонтаж оборудования, подлежащего эвакуации, и постепенная его упаковка; ящики для этой цели непрерывно поступали с завода "Эталон", где было организовано их изготовление. Упаковка и крепление в ящиках громоздкого оборудования (светомерных скамей, светомерного шара) выполнялись с помощью рабочих завода. Составление подробных перечней оборудования, монтажных электрических и оптических схем, маркировка кабелей и составных частей установок, демонтаж и упаковка чувствительных и хрупких приборов, электрических, оптических и фотометрических, лежали полностью на сотрудниках лаборатории.

В течение десяти дней все оборудование, подлежавшее эвакуации, было отправлено двумя партиями.

С первых же дней войны начались суточные дежурства на территории; в комнатах третьего (тогда верхнего) этажа здания, выходящего на улицу (теперь административный корпус) были размещены койки для лиц, находившихся на казарменном положении. Сотрудники, зачисленные в команды дежурных, были разделены на 3 отделения, дежурившие по неделям.

С начала июля большие группы сотрудников института стали отправляться вместе с партиями от Ленинского района на рытье окопов, сначала на дальних, а затем, сужающихся рубежах вокруг Ленинграда. Первые поездки были длительными - по месяцу и более. Тяжелым испытанием для посылаемых была при этом тревога за Ленинград и оставшихся в нем: точных сведений уехавшие не имели даже о положении в городе, личных сведений не было никаких. Для первых месяцев войны это состояние было непривычным и особенно тягостным. Физическая нагрузка, хотя тоже непривычная, воспринималась как должное.

В оставшейся в Ленинграде лаборатории возобновились работы согласно ее профилю, связанные теперь с задачами военного времени, в основном - светомаскировки улиц и зданий, установления и проверки допустимых уровней освещенности и яркости.

С этой целью велись, в частности, измерения светового потока миниатюрных ламп накаливания (например, самолетных), расчет и проверка освещенности и яркости шкал приборов в кабинах самолетов; позднее измеряли яркость самосветящихся люминесцирующих значков, применявшихся пешеходами на улицах затемненного города. Работы этого характера велись в лаборатории с отдельными перерывами до начала декабря 1941 г., когда были полностью прерваны с прекращением подачи городской электроэнергии, с постепенным выходом из строя аккумуляторных батарей института, с падением температуры в помещениях лаборатории до минусовых значений.

С декабря 1941 г. по заданию штаба МПВО города, велись метрологические наблюдения на вышке Главного здания, там, где в мирное время располагались пассажные инструменты лаборатории времени. Определениям подлежали скорость и направление ветра, температура и влажность воздуха, состояние облачности. Наблюдения велись 5-6 раз в сутки, с 6 часов утра до 20-21 ч. вечера. Полученные данные каждой серии наблюдений сообщались в штаб МПВО по единственному телефону в подвале главного здания.

В течение декабря 1941 г. это дежурство делилось по дням между В.С.Васенко, сотрудницей актинометрической лаборатории и мной, с января 1942 г. по май 1942 г. его несла полностью я, ночуя и помещаясь между наблюдениями в бывшем эталонном хранилище фотометрической лаборатории - закрытом небольшом помещении без окон, самом "теплом" в лаборатории: в течение зимы температура здесь не опускалась ниже 5º мороза; в остальных комнатах лаборатории было около -13 -15 ºС.

В апреле 1942 г. сотрудники института и я от фотометрической лаборатории участвовали в работах по очистке города. В мае в "Польском садике" копали гряды для посадки овощей и картофеля.

1 августа 1942 г. группа сотрудников ВНИИМ (от фотометрической лаборатории - Несмачный К.И. и Карташевская В.Е.) выехала из Ленинграда в Томск. В составе этой группы были также: из термометрической лаборатории В.А.Яковлева и Г.М.Кондратьев; лаборатории времени - С.М.Терешкова, актинометрической - В.С.Васенко.

Вспоминается: от лаборатории мер массы ехал М.А.Афанасьев с женой. С ними ехала и удочеренная ими двух-трехлетняя девчушка, Леночка Спиридонова, дочка аспиранта Спиридонова, погибшего вместе с женой от голода.

В Вологде М.А.Афанасьев был снят с поезда, погибающим от необратимой дистрофии; могила его неизвестна. Н.А.Афанасьева уехала с девочкой в Барнаул.

Во время длинного пути от Кобоны до Новосибирска ярким воспоминанием осталась совершенно удивительная по четкости, слаженности, бесперебойности организация снабжения многотысячного эвакуируемого населения. На узловых станциях, обычно два раза в сутки, не более чем за 1-2 часа остановки каждого поезда, осуществлялась раздача горячей и сухой пищи для всего состава. Когда этот состав трогался, подходил следующий. Удивления и благодарности достойны организационный талант и великолепный труд людей, обеспечивших это дело.

Работа в Томске заслуживает отдельного подробного рассказа.

В апреле 1944 г. группа сотрудников ВНИИМ им. Д.И.Менделеева в составе 10 человек, в их числе И.П.Владимиров, А.В.Григорьева, В.Е.Карташевская, Л.К.Каяк, Н.М.Рудо, П.М.Тиходеев, Е.Т.Чернышев, Я.И.Эллер и другие возвратились в Ленинград для восстановления лабораторий института и полного восстановления ВНИИМа.

Метрологический Музей Росстандарта
О.С.Астафьева - дочь С.А.Астафьева
В.А.Караваева-Гинзбург
В.Е.Карташевская
И.Н.Кротков
В.Л.Лассан.
Е.А.Соколова
К.П.Широков
 ©2003г, ВНИИМ
mail to webmaster